Каурцев! На выход! (Начало)

— Ахтыманян!?

— Что? — пространство в моей голове заволокло туманом, глаза следили за двумя звёздочками, двигающимися по правильной, круглой траектории, по одной, в каждом глазу. Гул в ушах, после полученного удара в солнечное сплетение, напоминал шум в метро.

— Тыманян? Спрашиваю! — раздавалось где-то сзади меня, хотя рот, произносивший это, был прямо напротив моих глаз.

“Нет, я не ниже её,” — почему-то подумалось мне. “Просто я сложился пополам от пронзившей тело боли и сейчас не имел никакой возможности разогнуться, потому как её правая рука жестко держала в своей ладони мои отличительные мужские признаки. Даже через плотные джинсы, я отчётливо ощущал пять её остро наточенных когтя. Почему-то захотелось попросить прощения, но за что? Что такого я ей сделал? Я просто хотел пройти в кабинку туалета по своим делам, а тут она. Я даже не понял, откуда она выскочила”.

— Тыманян, говорю? — не унималась девица.

— П-п-почему Тыманян? Я Краснов… Максим, — голос предательски дрожал.

— Ты тупой что ли? Я последний раз спрашиваю, ты маньяк? — не унималась сумасшедшая.

— Маньяк? Какой маньяк? Кто маньяк? Я сисадмин. Отпустите, пожалуйста, я не сделал ничего плохого! — слух постепенно стал возвращаться.

Когда звёздочки в глазах исчезли, я увидел тёмные линзы её очков. В них отражалась неприятная картина. Я увидел в них не двадцатишестилетнего молодого мужчину, а пятилетнего мальчика, на котором большие пацаны собрались отработать трюки Джеки Чана. Реальная картинка из детства промелькнула перед глазами.

— Смотри Краснов! Я за тобой наблюдаю! И чтобы так больше не делал, а то в следующий раз откушу тебе…

— Но я ничего не делал! — от обиды из правого глаза по лицу покатилась предательская слеза. Захотелось провалиться сквозь пол, подальше от этого позорного момента.

— Ты ворвался в женский туалет вслед за мной! Я тебя ещё в вестибюле вычислила! Любишь подглядывать?

Вот оно что! Я ошибся? Повернув голову вглубь помещения, я отчётливо увидел пять одиноко висящих писсуаров.

Сумасшедшая девица проконтролировала мой взгляд и, видимо поняв свою оплошность, медленно разжала руку в моём паху. Резко развернувшись, она подошла к входной двери и распахнула её. Выйдя на порог туалета, девушка посмотрела на дверь.

— Ну не козлы ли? — посмотрев в мою сторону, сумасшедшая сделала мне знак, обычно обозначающий «я за тобой наблюдаю» и сильно хлопнула дверью.

Только полное исчезновение этой сумасшедшей из поля моего зрения, восстановило в моём организме процессы, благодаря которым я пару минут ранее, вошёл в туалет. Покидая столь не гостеприимное ко мне помещение, я машинально взглянул на указатель, висящий на двери туалета. Наша, русская буква «М», была перевёрнута на неплотно затянутом шурупе. Получалась латинская «W», что давало знатокам английского языка, возможность предположить, что это -Woman- женщина, а стало быть, туалет женский.

«Точно, козлы!»- решил я про себя. Подшутили, а досталось мне. Я-то, видимо, вошел в эту дверь, потому как на соседней явно видел букву «Ж». Ситуация для меня немного прояснилась, хотя, если честно себе признаться, я ещё опасался нападения этой сумасшедшей в безлюдном лифте, увёзшем меня на восьмой этаж и в темноватом коридоре отдела «М» крупного издательского холдинга, куда я и прибыл в надежде получить работу.

Собеседование было назначено в кабинете 888. Но уже через несколько секунд осторожного передвижения по коридору восьмого этажа, стало понятно, что тут не может быть восемьдесят восемь кабинетов. От силы двенадцать, четырнадцать.

Я дошёл до кабинета номер 812. Следующим кабинетом был 888.

«У них тут прямо беда с табличками» — промелькнула злорадная мысль в моей голове. Я сделал глубокий вдох, постучал и открыл дверь.

От увиденного, я немножко опешил. Ожидая увидеть что-то типа приёмной, очень неожиданно оказаться в помещении квадратов шестьдесят, да ещё и практически, пустом. Сквозь большие, до самого пола окна, пробивался солнечный свет, мешающий осмотреть всё помещение. Из оцепенения меня вывел голос, раздавшийся как раз со стороны окон.

— Вы Краснов? Максим?

Навстречу мне шёл высокий улыбающийся мужчина лет сорока, в костюме тройке. Подойдя ко мне, он протянул руку:

— Каурцев. Андрей Георгиевич Каурцев. Это я пригласил вас на собеседование. Проходите.

Пожав руку хозяину кабинета, я последовал за ним. Сделав несколько шагов, я увидел пару рабочих столов с мониторами, два закрытых шкафа и окна… Опять окна. Большие и не очень чистые. Зато из них открывался очень красивый вид на город.

Хозяин кабинета не предложил мне присесть и сам продолжал стоять. Я стал доставать свои документы, разложенные по разным карманам, с желанием передать возможному, будущему работодателю. Однако, тот, не стал дожидаться полного комплекта корочек разного цвета.

— Я внимательно изучил ваши данные. Они достойны внимания. Политехнический институт, участие в конкурсах и победа в электронной олимпиаде, хорошие отзывы с прежнего места работы… Почему вы уволились, Максим?

— Честно? — я немножко задумался. Стоит ли выкладывать всю правду, совсем не знакомому мне человеку. — Меня… не ценили, — ответил я, подумав.

— В чём это выражалось?

— Понимаете… Я три года проработал в компании, которую создал отец моего товарища. Мне доставалось больше всех. Как друг его сына, я оставался внеурочно, доделывал за всеми то, что не имело ко мне отношения… Короче, всячески помогал ему… За это, он постоянно демонстрировал панибратские отношения со мной перед всем коллективом. Однако на моей зарплате это не сказывалось. Когда зарплаты в нашей конторе стали неприлично малы, народ «загудел». Всем зарплаты повысили. Мне — нет. Причина — нет денег. Он просил подождать месяц, потом два, потом до зимы. Я ведь, как друг его сына, должен был войти в его положение…

— Ясно. Понимаю, — он опёрся о крышку своего стола и сложил руки на груди, — Наша зарплата, стажёра отдела «М», устраивает?

— Если я могу рассчитывать, что стажировка закончится в обозримом будущем и я смогу претендовать на её повышение, тогда устраивает, — я наконец собрал все документы в пачку толщиной сантиметров десять. — А что такое, отдел «М»? И где у вас тут серверная?

— Серверной у нас нет. У нас всего два компьютера. Что касается буквы «М», то означает она — отдел исследования мистических явлений, — ответил он со всей серьёзностью, как будто в сказанном не было ничего смешного. Я же, сдержать улыбку, не смог.

— Не встречал? — мужчина тоже улыбнулся.

— Нет. Не встречал.

— Ничего. Я тебя с ней познакомлю.

— С кем?

— С мистикой.

— А зачем вам сисадмин, если у вас всего два компьютера?

— Ты прав, сисадмин нам не нужен. Нужны твои навыки работы в интернете. Кроме того, хорошо иметь под рукой человека, который сам может починить своё орудие труда. Кроме того. В резюме указано, что ты хороший фотограф.

— Да. Фотография — моя страсть. Говорят, что я снимаю вполне профессионально. Значит, моим орудием труда будет компьютер? Какой из них?

— Этот, если справишься с тестом, — Каурцев указал на соседний со своим стол, на крышке которого стоял монитор.

— С тестом? Каким? Я готов.

— Для начала ответь мне, почему я должен взять тебя на работу. Пусть это будет три твоих преимущества.

Я немного поразмышлял. Не хотелось выдавать банальные: не курю, не опаздываю… Почему-то мне казалось, что от меня ждут других преимуществ.

— Я… Я, как это сказать… командный игрок, что ли… Переживаю, короче, за общее дело… Не моя хата с краю, понимаете?

— Да. А ещё?

— У меня отличная память на лица, имена, запахи, номера, автомобильные… Не знаю, может ли это пригодиться…

— А третье?

— Я отлично знаю наш город. Все улочки и тупики… Я два года, в политехе, разрабатывал и рисовал карты города с пригородами. Вот вы знаете, например, где находится, Лушинский тупик и сколько домов на этой улице?

— Знаю. А дом, один.

— Странно… Я думал, что этого почти никто не знает.

— Уверен в этом. Однако, что касается меня, то я обязан это знать?

— Потому, что вы начальник отдела “М”?

— Нет. Не поэтому. Я живу в этом доме, — он засмеялся в голос и я, почувствовав, что тоже могу разрядиться, поддержал его в этом. — Ну хорошо. Твои навыки будут полезными в нашем деле. Садись за компьютер, — Каурцев снова указал на соседний стол. — И найди мне в сети информацию о мистических явлениях, описываемых в интернете, которые произошли в нашем городе в этом году.

— Какие именно?

— Все.

— А если писавшие, врут? — я включил компьютер.

— Интересно. Как ты это определишь. Давай, все, для начала.

— Хорошо.

Каурцев сел за свой стол и начал перебирать бумаги. Я же принялся «прочёсывать» интернет-форумы и соцсети. На моё удивление, сумасшедших, с которыми происходили те или иные мистические явления было не так уж и мало. Я копировал документы с исходными данными и контактами для связи в созданную мной папку на рабочем столе.

Ровно через двадцать минут, тест закончился.

— Стоп, — объявил Каурцев. — Сколько явлений зафиксировано?

— Я скопировал двенадцать документов со всеми исходниками.

— Двенадцать?

— Да.

— За этот год?

— Да. Сообщения, датированные более старыми датами, я не рассматривал. Так же не брал во внимание сообщения, которые делались одним и тем же пользователем, но на разные темы.

— Как это?

— Ну вот, например, — я открыл папочку. — Некий Вася Ноль, на одном из форумов в этом январе написал, что видел на крыше соседнего дома двух приведений. А вот он же, под ником Артур Безбоязный, пишет о духе своего дедушки, встреченного им на даче.

— Так может…

— И случилось это, судя по дате публикации, в этот же день, когда появились приведения.

— Ну да, выглядит странно. Ну хорошо. Будем считать, что первую половину теста, ты прошёл.

— А когда будет вторая половина? — я успел задать вопрос, но ответа не получил. После короткого стука в дверь, в помещение вошла она.

От нахлынувших воспоминаний, у меня заныло в паху. Инстинктивно, я склонил голову, спрятавшись за монитором. Девушка прошла в центр комнаты, подняла темные очки на лоб и щурясь посмотрела в сторону Каурцева.

— Вы, Каурцев?

— Точно так, я. Здравствуйте, — он вышел из-за стола ей навстречу, — Вы насчёт работы?

— Да. Я от Николаева.

— От Семёна Фёдоровича? Очень приятно, он мне звонил. Вы Ирина, так?

— Ира Баг. Хотя, я предпочитаю представляться Баг Ира, коротко Багира.

Точно, Багира! Кошка дикая, на людей бросается! И когти у неё отточенные. Упаси боже, вместе с ней работать. Или я или она.

— Это ваше настоящие имя и фамилия? — обратился к ней Каурцев.

— Я журналист, а нам, труженикам пера, свойственно брать псевдонимы. Но, в данном случае, в моём паспорте, вы найдёте то же самое. Вот, моё резюме и копии документов, — она протянула Каурцеву несколько листков бумаги.

— Ваш преподаватель мне достаточно полно описал ваши навыки и личные качества. Я посмотрю документы, но чуть позже. У меня будет к вам два вопроса.

— Слушаю вас, — Багира встала в позу, характерную для отражения атаки.

Мне стало не по себе. А что, если она заметит, как я выглядываю из-за монитора и расскажет Каурцеву, что я подглядывал за ней? Стыда не оберёшься…

— Почему вы ушли с прежней работы? Мне нужна настоящая причина.

Багира немного поменяла позу. Было видно, что данный вопрос не вызвал у неё желания напасть. Наоборот, она как-то обмякла. Повела головой по сторонам, будто оценивала, кто ещё может стать свидетелем их беседы. Наконец она прервала затянувшуюся паузу.

— Недопонимание с руководством газеты. Полюбовное соглашение.

— И всё же. Мне нужна настоящая причина.

— Хорошо. Видите ли… Мой прежний начальник, оказался, как бы это сказать…. Короче, он любил подглядывать за женщинами в туалете. Закрывался в кабинку женского туалета и выскакивал в самый неподходящий момент.

Она посмотрела на Каурцева, видимо ожидая его реакцию. Однако он молчал, продолжая внимательно смотреть на девушку.

— Я с этим мириться не стала. И поймала его за одно место. А в наказание, за сущность его поганую, откусила ему…

— Ясно, понял. Не надо подробностей! — остановил её Каурцев.

— Между прочим. У вас, в вашем здании, тоже есть такой же маньяк, который заскакивает в туалет за вошедшими туда девушками.

Я вжался в стул. Не дай бог она меня заметит. Появилось ощущение возможности пострадать от этой сумасшедшей. Не драться же мне с ней. Хотя, глядя на неё, я не был уверен, что в драке одержу победу. Было в ней, что-то такое… очень спортивное. Может она обучена боевым искусствам? Проверять, желания не было.

— Вопрос второй. Назовите три причины, почему вы считаете, что место журналиста, в нашей команде, должно быть вашим.

— Я не замужем и в ближайшее время не собираюсь обзаводиться семьёй.

— Ну, допустим. А ещё?

— Я могу постоять за себя. Меня не надо охранять. Я могу выполнять сложные задания самостоятельно.

— Отлично. И третья причина, — подбадривал её Каурцев.

— Я могу разговорить любого. Я была лучшей на курсе и в газете. Если интересующий редакцию человек, отказывался беседовать, посылали меня.

— И что? Не было сбоев?

— Нет. Я достану любого.

Лично у меня, в этом, сомнений никаких не было. Но мне очень хотелось, чтобы она не понравилась Каурцеву, я её боялся.

— Ну хорошо, Ирина.

— Можно просто, Багира.

— Хорошо, Багира. Меня устраивает ваш ответ. Приглашаю вас, сегодня вечером, к себе домой. Вам предстоит пройти небольшое тестирование, по результатам которого, приму решение.

— Вечером? К вам домой? — девушка сжала кулаки.

«Сейчас прыгнет на него» — я это прямо чувствовал. «Разорвёт на части, а потом примется за меня».

— А не боитесь? Я ведь, могу и откусить…

— Я буду вас ждать, вместе с другим стажером, Денисом, — Каурцев указал в мою сторону, — к семи часам. У вас есть свой диктофон?

— Есть, — девушка смотрела в мою сторону. Мне стало неловко, и я медленно стал «появляться» из-за монитора.

— Возьмите диктофон с собой.

— Этот, за монитором, ваш стажёр?

Ну всё. Мне крышка. Сейчас она ему всё расскажет и доказать обратное будет сложно. А ещё и набросится может…

— Да. Это Максим Краснов. Он будет у нас по части компьютеров и фототехники.

— Ясно, — многозначительно произнесла Багира, покачивая головой.

Мне стало не по себе, и я опять спрятался за монитором.

— А пока, всё, — резюмировал Каурцев. — Вы оба свободны, до семи вечера.

— А где вы живёте? — произнесла Багира, наблюдая, как я встаю из-за стола.

— Вот он знает, — указал на меня Каурцев.

Быстро закрыть дверь и убежать не удалось. Багира настигла меня уже у двери. А прикрыв её, схватила меня за руку.

— Пусти. Сумасшедшая! Или я за себя не отвечаю!

— И что ты сделаешь? Разгонишься и забежишь в очередной женский туалет?

— Это был мужской туалет! Пусти!

— Ладно, ладно…- Багира отпустила руку и провела рукой по моей спине. Мне даже показалось, что она меня погладила.

— Извини… Возможно я немного не права.

— Немного? У меня до сих пор пах болит.

— Ну хочешь, я тебе обработаю раны? — девушка улыбалась.

Нет. Она просто издевается надо мной. В её взгляде почему-то чувствовалось явное превосходство. Почему? Я ведь мужчина и судя по всему, мы приблизительно ровесники. Было в ней что-то бойцовское, что ли.

— Нет, не хочу.

— Ну, не обижайся. Какой у него адрес?

— Лушинский тупик, — бросил я Багире, удаляясь к лифту.

— А дом?

— Разберёшься! — гораздо смелее ответил я, входя в лифт и нажимая кнопку.

Нет. Ни в коем случае. Я не стану работать с этой сумасшедшей. Она будет мне постоянно напоминать про туалет. Ещё, чего доброго, откусит…

Жуть. Ну что ж. Ничего не поделаешь. Я хотел эту работу, да видно не судьба.

Придя домой, я сделал несколько звонков по найденным мной вакансиям. Кто-то просил прислать резюме, кто-то обещал перезвонить. Постепенно у меня создалось впечатление, что быстро работу я не найду. И как итог моим размышлениям, в семь вечера я стоял на пороге большого каменного и единственного дома по Лушинскому тупику.

Вход в дом был прямо с улицы. По всей видимости, раньше это был дом на две или три семьи. Небольшой участок, огороженный заборчиком, виднелся сзади дома. Я протянул руку к причудливому звонку в виде серебряного креста. В этот момент прозвучало:

— Дзинь! — услышал я сзади.

Ну, конечно. Кто это ещё мог быть? Прямо за моей спиной стояла Багира.

— Значит, ты тоже пришёл! — она улыбалась.

— Нас звали обоих!

— У меня создалось впечатление, что ты струсишь и не придёшь.

— Ты ошибаешься. Я никого не боюсь, — я всё же нажал на звонок.

Прозвучал настоящий, обычный звонок. Через минуту дверь открылась. На пороге стоял Каурцев.

— Добрый вечер, Багира, Максим. Проходите.

Нас усадили около маленького столика у камина. Багира сидела в центре, мы с Каурцевым по бокам. Хозяин дома разлил в три бокала немного вина и предложил чокнуться, отметить знакомство.

— Вам предстоит пройти небольшой тест. Мне нужно точно понимать, что вы, именно те люди, которые нужны нашему проекту. Но, прежде всего, я ввиду вас в курс самого проекта. Пока что вы знаете только то, что на поверхности.

Мы с Багирой переглянулись.

«Она милая» — подумалось мне. Нет, действительно, она милая. Я бы сказал, что даже какая-то царственная что ли. Как она сидит, как держит бокал, как смотрит сквозь него… Точно, она очень милая. Если бы не её сволочной характер и постоянное желание что-нибудь откусить…

— Итак, проект, — начал хозяин дома. — Известный вам медиахолдинг, в который входит и наш журнал, принял решение о создании отдела «М». Как вы уже знаете, «М» — означает мистика. Я не знаю, в связи с чем, было принято решение о создании. Возможно, кто-то из инвесторов холдинга, увидел привидение, возможно. А может быть просто, кому-то захотелось поиграть, не знаю. Мне об этом сказано ничего не было. Пока, по крайней мере.

— В отделе пока три штатные единицы. Специалист по информации и фотограф, в одном лице, — Каурцев показал на меня. — Журналист, — он кивнул Багире, — и руководитель отдела. Других штатных единиц не предусмотрено на период становления отдела. У нас на балансе помещение, которое вы уже видели, два компьютера, два диктофона, один фотоаппарат. Всё!

— Ни бластера, ни какой-нибудь захудалой машины времени, нет? — не удержался я. В последние двадцать минут меня “отпустило”. Я перестал ощущать опасность исходящую от Багиры, скорее наоборот. Совместная причастность к предстоящему тесту, отсутствие конкуренции, между нами, сделали свое дело. Мы даже стали обмениваться понимающими взглядами.

— Юмор, это хорошо, приветствуется, — не улыбнувшись даже уголками рта, резюмировал Каурцев.

— Шеф! Почему я тут, понимаю. Почему Макс тут, тоже, допустим, понимаю. Почему Вы тут? — выпалила в лоб Багира.

«Опять нарывается. Он же её не возьмёт. Что она делает? Ну что за характер! Хотя… интересное дело. Час назад я её встретить боялся, от работы из-за неё готов был отказаться, а сейчас… переживаю».

— Хороший вопрос! — ответил Каурцев,- правильный! Не задали бы вы его, рассказал бы сам. Ну, во-первых. Не называйте меня шефом, не люблю.

— А как? — поддержал я тему разговора, переглянувшись с Багирой.

— Можно звать по имени, отчеству, Андрей Георгиевич. Кому лень, может меня просто называть «командиром».

Багира кивнула:

— Военный?!

— Да. Служил. Сейчас в запасе. Во-вторых. Я тут потому, что лично сталкивался с мистическими явлениями. И как человек, верящий в то, что вокруг нас не всё так однозначно и линейно, был приглашён на эту работу.

— Из армии? — захотелось мне уточнить.

— Нет, Максим, я ушёл в запас два месяца назад. Рассказал знакомому историю, которую и вам сейчас расскажу, он и посодействовал моему трудоустройству. Благо, холдинг как раз искал начальника отдела.

— Значит, вы не журналист? — резюмировала Багира.

— Нет. Я не журналист. Эта часть работы на тебе. Мне же предстоит выбирать путь, по которому мы пойдём и организовывать нашу работу.

— В-третьих, начиная с этого момента, вы должны постоянно держать наготове своё оружие. Повторяю, постоянно. Отсутствие в ваших руках личного оружия, в нужный момент, будет караться вплоть до увольнения.

Мы с Багирой уставились на него, не понимая, о чём это он. Во взгляде Багиры, я увидел обескураженность, незащищенность. Промелькнуло выражение её лица, лица маленькой девочки, на какие-то пару мгновений и вот она уже взяла себя в руки и сделалась волевой и не сгибаемой.

— Диктофон взяла? — спросил Каурцев у Багиры.

— Да, конечно.

Она немножко замешкалась, но всё же обнаружила его в заднем кармане брюк.

— Вот. Цифровой. Заряда хватает на пять дней, в режиме записи, — Багира повертела маленький приборчик в вытянутой вперёд руке.

— Отлично. Держи его всегда при себе и немедленно записывай всё что видишь, слышишь и вообще всё, что происходит вокруг тебя мистического.

— Хм, — издала насмешливый звук Багира. — За двадцать пять лет, ничего мистического со мной, пока, не происходило.

— Со мной тоже! — встрял я. — За двадцать шесть лет!

— Максим. Держи фотокамеру.

В мои руки попал Canon 7d. Аппарат очень достойный, с хорошей оптикой.

— Пользоваться умеешь?

— Конечно. У меня 70-й.

Я включил камеру. Карта установлена, заряд есть. Полная готовность к работе. Я навел объектив на камин и сделал снимок причудливо извивающихся языков пламени.

— Диктофон и фотокамера, вот ваше оружие. Как только вы увидите что-то мистическое, фантастическое, немедленно достаете оборудование и используете по назначению. Все встречи, интервью, записываете на диктофон и видео. Всех персонажей, а также места, изучаемые нами по любому поводу, должны быть отсняты «от и до», — заключил Каурцев.

— Ясно, командир, — я утвердительно кивнул.

— Нет, вы меня простите, Андрей Георгиевич, я буду вас называть по имени и отчеству. А то наша команда будет похожа на казарму, — объявила своё решение девушка.

— Дело ваше. Итак, дальше. Значит вы никогда не видели ничего сверхъестественного? И ваши родные и близкие ничего вам не рассказывали?

Багира задумалась, а мне вспомнилось, как бабушка рассказывала, что у них в старом доме, домовой жил. Двери подпирал и по чердаку ходил. Но сказать не решился. Вдруг Багира засмеёт. И тут…

— Сестра моя, двоюродная, в Ленинградской области живёт, в деревне. Фермерша, новоявленная. Говорит, что у них в деревне дом пустой стоит. На все церковные праздники, в нём свет электрический загорается. Люди его стороной обходят.

— Что тут такого мистического, — удивился я.- Балуется пацанва или бомжи какие! Дом-то бесхозный.

— Так-то да… Только вот сестра говорит, не подключен дом к электричеству, да и лампочек в нём нет…- задумчиво произнесла Багира, ставя бокал на столик. — Я только сейчас задумалась. Зачем сестре-то врать? А она сама видела. Странно… Но я сама, не сталкивалась пока.

— И я, — мне захотелось тоже рассказать свою историю. — Знаю одну историю. Только давно это было. У бабушки в старом доме домовой жил. Вредил по мелочам. А когда бабушка специальную молитву читала, на неделю пропадал. Но дома того уже нет давно.

— Вот видите. Значит косвенно знакомы с темой нашей работы. А уж прямые столкновения я вам обещаю, — резюмировал Каурцев, подбросив пару поленьев в камин.

— Ну, а вы, Андрей Георгиевич, с чем сталкивались? — задала вопрос Багира.

— Первый, не объяснимый случай, произошёл со мной лет пять назад. Я ехал в другой город на машине с целью проведать могилу деда. Ну там, прибраться немного, подкрасить, если нужно. Думал обернуться одним днём, без ночлега. Так вот километров за двести до места моего назначения, зарядил дождь. Сильный. Ни одного просвета на небе не было, сплошная серая пелена. Так продолжалось до самого города, что меня очень расстроило, как вы понимаете.

Доехал я до кладбища и встал у его ворот. Кладбище, старое. Асфальта на нём нет, только земляные дорожки. К тому же ворота закрыты, не проехать.

Посидев минут десять в раздумьях, я решил всё же идти к могиле деда. Не уезжать же обратно. Прикрыл ведёрком голову, взял лопатку и пошёл. Как только я вошел на территорию кладбища, случилось чудо.

И я и Багира, от ожидания чего-то сверх естественного наклонились в своих креслах, чтобы лучше слышать командира.

— Прямо над кладбищем, высоко в небе, образовалось маленькое прямоугольное окно, свободное от облаков. И в него устремились солнечные лучи. Дождь мгновенно кончился, а по мокрой траве стали бегать солнечные блики. Тут же запели птицы. Я с радостью направился вглубь кладбища, к могиле деда. Почти дойдя до неё, я опять посмотрел в небо. Чудеса продолжались. Небо было затянуто серыми тучами, низкие облака сновали туда-сюда и только над кладбищем продолжало оставаться окно неизменной, прямоугольной формы.

Я пробыл у могилы около часа и направился к выходу. Окно, с солнцем по-прежнему светило мне радостными солнечными лучами. Оно подождало, пока я дойду до калитки в заборе и закрылось. Тут же начался ливень пуще прежнего. До машины я добежал уже порядком вымокший.

Мы сидели и молча смотрели на командира в полной тишине.

— Чудо? — спросил Каурцев.

— Вы сняли это, хотя бы на телефон? — не удержался я.

— Да. Снял. И некоторое время показывал эту запись знакомым, но потом она пропала вместе с поломкой телефона.

— Жаль. Но я не совсем понимаю, о чём может говорить это явление, — включился журналистский интерес у Багиры. — Не думаете ли вы, что ваш дед, там, — она показала пальцем в потолок, — всё видел и как-то повлиял на погоду? Это же может быть совпадением?!

— Может. И я бы не поверил ни во что сверхъестественное, если бы не знал, что оно есть. Случай второй. Мы с друзьями возвращались на автомобиле из области. Было уже довольно темно, первый час ночи, однако спящих среди нас не было, мы беседовали, обсуждали итоги нашей поездки. И тут… на скорости сто километров в час, перед машиной, на нашей полосе движения, появляется женщина. Вся в белом. Лицо светлое, волосы тоже светлые, что-то вроде ночной рубашки до самого асфальта надето на ней. Тормозить было бесполезно, слишком маленькое расстояние. Наш товарищ, видимо немножко отвлечённый разговорами, начал торможение, но всё же проехал её насквозь. Логичнее было бы, конечно, улететь в кювет или выскочить на встречную. Но он поступил, как поступил. Мы выскочили разом на улицу и увидели, что женщина стоит ровно в том месте, где и была. Я уже не помню, кто и что ей кричали. Помню только, что, постояв ещё секунд двадцать, она плавно переместилась в ближайший овраг и благополучно там исчезла.

Мы с Багирой сидели, открыв рты.

Командир подбросил в камин ещё оно палено и продолжил:

— На массовое помешательство списать этот случай не получится. Все взрослые люди, здоровые, регулярно проходят медкомиссию. Да и я, себя, сумасшедшим не считаю. А? Что скажете?

— Интересно. Я слышала о таких случаях, но сама никогда не видела, — пришла в себя Багира.

— Уже позже, гораздо позже, проезжая это место, я отметил по бокам дороги несколько крестов и венков, говорящих о погибших в этом месте водителях. Вот и думайте, есть оно на свете или нет.

— Жуть какая, — поёжилась Багира.

— Не жалеете, что согласились этим заниматься? — командир подбросил в огонь ещё одно палено.

— Нет, — твёрдо заявила Багира, — привыкну. А так… очень интересно.

— Не боюсь, — заявил я.

В это самое время, из камина, перед которым мы сидели, стал раздаваться треск прогорающих поленьев. Точнее он был и раньше. Но сейчас, он стал чаще и громче что ли. Наконец, всем стало понятно, что дрова в камине, каким-то волшебным образом трещат в такт какой-то мелодии. Мы все трое, уставились на камин и стали вслушиваться.

— «Там в дали, за рекой?» — предположила Багира.

— «Гимн. Гимн Российской Федерации!» — определил я, — У меня абсолютный слух.

— Обалдеть! — заявила Багира смотря на камин широко раскрывшимися глазами.

— Чудеса! — подтвердил я.

Мы сидели ещё секунд пятнадцать, пока треск сошёл на нет, до естественных, обычных щелчков.

— Вот это да! — Багира восхищённо посмотрела на командира. — Андрей Георгиевич, а у вас в доме барабашки есть?

— Поздравляю вас друзья, — командир встал, — вы только что провалили тестовое задание.

— Как так? Почему? — возмутилась Багира и тут же встала, засунув руки в задние карманы, обтягивающих её стройные ноги, брюк.

— Какой тест? — я тоже встал, чтобы быть сопричастным и поддержать Багиру.

— Я вам сказал что?

— Что? — хором заявили мы.

— В случае наблюдения чего-то неестественного, необычного, немедленно достать своё оружие и применить его!

— А-а-а, — Багира шлёпнула себя по лбу и плюхнулась в кресло.

— Где твой фотоаппарат? — обратился ко мне командир.

— На столике.

— Сколько в нём кадров камина с «говорящими» дровами? А?

— Вообще-то, один кадр есть, — я взял камеру и включив её, продемонстрировал кадр командиру. Правда сделан он был до явления, но всё же есть.

— К слову сказать, и запись всего происходящего, на диктофоне тоже имеется. Я включила его в начале беседы, — Багира взяла бутылку с вином и разлила остатки в наши бокалы. — Так что, Андрей Георгиевич, тест скорее пройден, чем нет. Вы так не считаете?

Командир засмеялся. Дотянувшись до столика, он взял свой бокал и произнес:

— Я рад. Мне было бы больно с вами расставаться. Мы хорошая команда, я надеюсь.

Мы чокнулись и в этот самый момент, послышался шорох в стороне. Повернувшись на звук, мы увидели, как у находящегося рядом окна, оттопырилась и зашевелилась штора.

— Я моментально схватил камеру и сделал подряд около двадцати снимков. На последнем, двадцатом, был запечатлен большущий кот, вылезший из-за шторы.

— Нет, нет, коллеги. Это не привидение. Знакомьтесь, это мой кот, Обама, — объявил командир.

Я, облегчённо, опустил камеру. — А почему, Обама?

Багира и командир уставились на меня, как на идиота.

— А-а-а, понял, — я поднял руки вверх. — Не смотрите на меня, как на придурка.

Каурцев подошёл к подоконнику и взял на руки большого чёрного кота.

— Коллеги. Рад вас видеть в рядах отела «М». Сегодня, полноценный день рождения нашего отдела. Жду вас завтра, в офисе, к девяти часам утра, — сказал он довольно улыбаясь.

Мы пожали друг другу руки и стали собираться. Я вложил своё оружие в кофр и закинул его на плечо. Багира, демонстративно, остановила запись на диктофоне и положила его в сумочку. Мы направились к выходу. У самой двери, нас догнал командир:

— И всё же, Багира! Мне, да я уверен, что и Максу, очень интересно будет узнать…

— Что?

— Что ты откусила прежнему боссу?

— Ухо. Мочку уха! А вы, что подумали?

— Ну я, так и подумал. А ты, Макс? — обратился ко мне командир.

— Я? Я подумал… этот… как его? — вопрос застал меня врасплох.

Багира смотрела на меня, как на трудного подростка, со снисхождением.

— Нос. Точно, нос, — я потрогал свой нос для убедительности.

Багира покачала головой, как сделали бы мои родители или учительница. Потом прыснула от смеха. Мы, с командиром, поддержали её. Обстановка сама собой разрядилась.

— Андрей Георгиевич, а у меня тоже остался вопрос, — Багира повернулась к командиру, остановившись у края ступенек. — Почему у вас дрова гимн играют?

— Ах, это! Ничего мистического. Обычные китайские, музыкальные дрова. Купил на Али-экспресс. Здорово, да?

— Интересно. Так может эта ваша дама, ну та, что на дороге, ночью… тоже с Али-экспресс? — пошутила Багира.

Мы ещё немного посмеялись и опять попрощались с хозяином дома.

“У неё шикарная улыбка”, — отметил я про себя, подавая Багире руку на ступеньках. Она приняла мой жест вежливости.

— Только не думай за мной ухаживать, Макс.

— Я? Я и не думал.

— Думал. Я вижу.

— Напрасно ты. Я не собирался…

— Я на работе отношений не строю. Не обижайся. Лучше быть хорошим другом, чем неудавшимся любовником.

— Почему же так сразу, неудавшимся? — оскорбился я.

— Потому, что, повторяю. Я на работе отношений не строю.

— А… Ты про это…

Она протянула мне руку, которую я осторожно пожал. — Подвезти? — спросила Багира.

— Нет. Спасибо, мне тут рядом, — почему-то ответил я, хотя ехать мне было совсем на другой конец города.

— Ну смотри, — Багира отправилась к припаркованному недалеко BMW.

«И машина у неё, большая и чёрная. Именно такая должна быть у Багиры», — отметил про себя я, срезая дорогу к остановке автобуса, через парк.

Продолжение следует…

Поделиться рассказом!

Автор: Андрей Немоляев

Uncover gaming treasures at Glory's hidden gaming gems , where surprises never end.

Добавить комментарий